Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Соблазнение смертью

Понедельник, 29 июня 2009

Как получилось, что счастливейшее из советских поколений дало втянуть себя в бессмысленную братоубийственную резню?

Криминально-гражданская

В России криминальная революция 90-х плавно переросла в криминальную гражданскую войну. Каждый год в преступлениях Россия теряет больше людей, чем за все десять лет Афганской войны.

В нашей стране почти двадцать лет идет гражданская война, в которой руками миллионов россиян уже убиты миллионы россиян. Война за все сжимающееся национальное богатство; война, которой не видно конца. Как и любая война, эта порождает ухудшение условий жизни мирного населения и колоссальные небоевые потери, многократно превосходящие потери «братков». Можно ли остановить эту войну, или же Россия уже обречена?

К сожалению, в нашей стране пока нет силы, способной остановить криминальное братоубийство. В России есть почти пятимиллионная армия из военных, правоохранителей, разных силовых и охранных структур… Однако это лишь армия, а не сила. К наведению порядка пока нет явно выраженной политической воли, зато есть всепроникающая и разлагающая коррупция.

В моем маленьком Дагестане за двадцать лет ушли из жизни десятки действующих политиков, национальных и религиозных лидеров, директоров заводов и колхозов, глав администраций, руководителей силовых и правоохранительных структур… Некоторые из них на момент ухода были людьми немолодыми, но я не могу вспомнить никого, кто умер бы своей, естественной смертью. Никого! Почти всегда их жизнь обрывала бомба, пуля наемного убийцы или террориста. Им то хоть было, что терять. Но в десятки, сотни раз больше полегло «пехоты» криминальной войны и вовсе невинных жертв. Последнее счастливое поколение.

Я часто думаю о судьбе моего поколения

Поколения людей, которым сегодня от 30 до 40 лет, которые к началу «перестройки» были подростками и мирно учились в школе. Это было одно из немногих по-настоящему благополучных советских поколений. Родители этих детей не были изнурены войной, восстановлением хозяйства или грандиозными стройками. В 1980-е годы и жизнь родителей, и жизнь самих школьников была «сытой» и нетрудной. Не случайно в то время врачи часто говорили об акселерации. Вследствие долгого периода благополучной жизни резко, рывком изменились качественные параметры развития детей: они были крупнее, выше, умнее, развитее своих предшественников…

Всего через несколько лет, в 1994 году, исследования показали, что большинство российских школьников страдает анемией, задержкой в развитии, недостаточностью массы тела, развившимися вследствие недостаточного и неполноценного питания. Разговоры об акселерации надолго исчезли. Более того, журнал «Здоровье» писал, что российские дети легче и своих японских сверстников, хотя японцев мы по привычке считаем «мелкими».

Разжигание социального расизма

«Перестройка» была проектом части номенклатуры советского общества, задумавшей присвоить общественную собственность и политическую власть. Советское общество, простые люди в массе своей не готовы были к таким переменам и могли оказать нешуточное сопротивление. Однако номенклатуру поддержала советская «творческая интеллигенция», которая исподволь начала готовить почву для будущей эпохи Большого Хапка.

Интеллигенция в 80-е годы бурлила, кипела негодованием: она получала зарплату на уровне советского рабочего-станочника, а ее манили баснословные гонорары Голливуда. Наш, дагестанский писатель-классик Ахмедхан Абу-Бакар в рассказе «Частная поездка» так описывал свои чувства при посещении Турции: «Я в своем Отечестве считаюсь высокооплачиваемым гражданином, по моим сценариям поставлено десять художественных фильмов, вышли десятки книг, произведения переведены на шестьдесят языков, но даже я не могу размахнуться как простой служащий из Федеративной Республики Германия… Зависть берет».

Эта зависть была повсеместной и у многих она выплескивала через край, принимая порой черты настоящего социального расизма.

Что же несла «бунтующая» интеллигенция в общество, что предлагала взамен социализма и социального равенства? Ведь понимали же, что блага «не резиновые» и на богатую жизнь всем не хватит. Значит, рассуждали они, многих надо «выбросить за борт» и чем больше выбросишь, тем больше получишь благ. В то время интеллигенция была заражена идеями социального расизма, которым старательно заражала других. Интеллектуальный лидер «демократов» первой волны, известный хирург Н. Амосов писал: «Человек есть стадное животное с развитым разумом, способным к творчеству… За коллектив и равенство стоит слабое большинство людской популяции. За личность и свободу – ее сильное меньшинство. Но прогресс общества определяют сильные, эксплуатирующие слабых».

Ю. Латынина, столь популярная у наших либералов, уже тогда писала: «Среди всех препятствий, стоящих на пути человечества к рынку, главное – то, которое Фридрих Хайек красноречиво назвал атавизмом социальной справедливости». Для идеологов антикоммунистической интеллигенции прогрессивными были идеи социального дарвинизма – вперед к обезьяне, джунглям и борьбе за выживание!

Погружение в войну

Естественно, что в силу возраста школьники 80-х никакого отношения к «перестройке» не имели. Кто-то старше, кто-то младше, но мы были лишь детьми, далекими от тех московских кухонь, на которых стряпались грандиозные планы социального переустройства. Вместе с тем, в этих планах нам отводилась определенная роль.

С конца 1980-х шла настоящая подготовка к будущей гражданской войне, войне за раздел власти и общенародной собственности. Идеологическая подготовка к смене строя (и собственника), которую ренегаты от КПСС уже открыто вели всеми средствами пропаганды, действительно породила в головах молодежи хаос и смятение. «Старшие товарищи» умело заразили социальным расизмом или дезориентировали все старшее поколение, а затем дело дошло и до обработки молодежи.

Я хорошо помню то время. В Махачкале практически в каждой школе, сменяя один другого, до глубокой ночи работали секции восточных единоборств. К чему нас готовили? Явно не к тому, чтобы отражать американский десант. Дело шло к большой, настоящей внутренней войне.

Эти секции… Мы занимались с упоением, с поразительным упорством, до бесчисленных растяжений и травм. Зачем? Я до сих пор не понимаю, зачем это было нужно лично мне.

Я думаю, нашему поколению – сильному, здоровому, многочисленному нужна была трудная задача государственного масштаба. Нам нужно было девать куда-то накопленную и бьющую через край энергию.

Государство дряхлых генсеков не смогло дать нам такую цель. Зато нашу энергию сполна использовали негодяи, разжигающие алчность и социальный расизм в своих личных, корыстных интересах. Для этого на нас была обрушена вся сила идеологического механизма.

Источник: Газета “Северный Кавказ”